Главная » Статьи » Заметки на полях...

Как помочь пережить смерть близкого человека

Как помочь пережить смерть близкого человека
Тут важно начать с установочного момента. Столкновение со смертью вообще дело неприятное. Даже с чужой. Поэтому друг-товарищ горюющего, как правило, сам испуган, растерян и встревожен. А главное — бессилен что-либо предложить и изменить. А бессилие, тревога и неопределенность часто раздражают людей. Отсюда такие реакции как: «хватит реветь», «тебе просто жалко себя», «слезами горю не поможешь» и т.д. Другая крайность: «я тебя понимаю», «нам всем сейчас тяжело», высокая концентрации эмпатии и включенности. Тоже вредно, потому что степень погружения в чужое горе должна быть очень умеренной, вы и правда мало что можете сделать.
Что нужно знать о горе и переживании утраты.
Смерть близкого — это прежде всего серьезный острый стресс. И как любой тяжелый стресс, он сопровождается интенсивными переживаниями разного свойства. Тут и злость, и вина, и подавленность. Человеку кажется, что он остался один в этом мире со свое болью. По моему опыту, горевание переходит в депрессию в основном от двух переживаний: «я совсем один» и остановка горевания. Поэтому друг-товарищ может помочь горюющему, по большому, двумя способами: дать почувствовать свой присутствие и поддержать процесс переживания.
Краткие принципы горевания. 
Здесь я описываю разные взгляды на работу горя. Но для бытового просвещения достаточно знать несколько ключевых принципов:
• Нет правильного и неправильного способа переживать утрату. На самом деле, нет никаких стадий, который сменяют друг друга. Все это удобные рабочие модели для специалистов. Но человек больше чем любая модель, его описывающая. Так что стоит избегать советов про то, как правильно горевать и что делать, даже если вы прочитали про это. И даже если вы сами пережили горе, не факт, что ваш способ подойдет другому.
• Горе может сопровождаться эмоциональными перепадами. Самые рассудительные начинают вести себя иррационально, а живчики по жизни могут впасть в ступор. Постарайтесь быть бережным с его чувствами. Фразы типа «ты так поменялся», «так какой-то не такой как был раньше», «ты совсем расклеился», вызовут скорее стыд и вину, чем принесут облегчения. Человеку важно знать, что переживаемое им — это нормально. Ну а вы не берите на свой счет, если эти эмоции внезапно обрушиваются на вас.
• Не существует четких временных рамок для работы горя. По разным данным, в среднем, восстановление после утраты близкого может занимать от года (считается важным пережить все ключевые даты без него) до двух лет. Но для некоторых людей с особенностями установления близких отношений это может быть гораздо меньше или наоборот дольше.
Доброе слово и верное дело.
Самый тревожный вопрос для близких (и не очень) людей — это «что я могу для него/нее сделать?». И самое полезное, что вы можете сделать, не мешать ему. Просто сопровождать человека в том, что с ним происходит. И тут помогут несколько нехитрых приемов.
Принятие факта смерти. Не стоит избегать темы смерти из идеи «не тревожить лишний раз», также, как и избегать слова «смерть». Говорите про это прямо и открыто. Выражения типа «Он ушел», «Бог забрал его», «Время кончилось», «Его душа осталась с нами», поощряют избегание контакта с темой смерти, а значит тормозят процесс горевания.
Выражение своих чувств. Не надо фантазировать о том, что знаете, как чувствует себя переживающий утрату. Даже если Вы пережили сами, помните, что все мы разные и по-разному переживаем. Если вам жаль, вы сочувствуете, так и скажите: «Мне жаль, что тебе приходится переживать это». А если не жаль или вы тревожитесь, то лучше промолчите. Человек особо чувствителен в этот период, и вина за то, что его состояние тревожит вас, точно будет вредна.
Прямые послания. Вы не знаете, как помочь, но хотите поддержать? Так и скажите. Не нужно напрягать фантазию. Просто дайте знать: «Есть ли что-то, чем я могу тебе помочь?», «Если тебе что-то понадобиться, можешь рассчитывать на меня». Но не надо это говорить из вежливости. Лучше честно промолчать, если не готовы вкладываться в человека, чем пообещать из вежливости или тревоги, и потом искать способы избежать обещанного.
Придержите свою философию. Мы все опираемся в трудные минуты на разные убеждения про мироустройство, как внутреннее, так и внешнее. Не нужно лезть к человеку со своими идеями. Даже если вы оба придерживаетесь одной веры, утешать верой — работа священника, духовного наставника.
Как же сопровождать человека, переживающего утрату?
1.Слушать, а не говорить.
Психотерапевт Рон Курц сказал, что у человека есть четыре страсти: «знать, менять, интенсивно, идеально». Особенно они обостряются в минуту тревоги и неопределенности.
Все думают, что же сказать горюющему да так чтобы «вылечить» его от горя. А секрет в том, чтобы вместо этого его надо спрашивать и слушать: об умершем, о чувствах, о смыслах. Просто дайте знать, что вы рядом и готовы слушать. В процессе слушания могут рождаться разные реакции, но нужно помнить несколько простых правил:
• Принимать и признавать важность всех чувств. Плакать перед вами, злиться, смеяться человеку должно быть безопасно. Если у вас есть идея как правильно реагировать на смерть, то сделайте небольшое усилие и удержите внутри. Критика, осуждение и наставления, вообще не нужны в процессе горевания.
• Проявлять терпение. Не давите на человека. Просто обозначьте свое присутствие и готовность выслушать. И ждите, когда он сам решит это сделать.
• Позвольте говорить про умершего. И столько, сколько ему нужно. Возможно, это будет слишком много для вас. Найдите способ позаботиться о себе без прерывания рассказчика. Если вы хотите и помочь, и не напрячься, то это нормально, но вряд ли сработает. Смотрите предыдущий пункт — терпение. Повторение историй про умершего — это часть процесса горевания и принятия смерти. Проговаривание уменьшает боль.
• Учитывайте контекст. Безопасная обстановка и отсутствие спешки важно для поддерживающего присутствия. Если вы хотите затеять разговор по душам, оцените уместность обстановки и окружения.
• Теперь о привычных речевых стереотипах. Существуют популярные «слова поддержки», которые могут красиво звучать, но не несут никакой практической пользы.
• «Мне знакомы твои чувства». Да, у нас может быть свой опыт утраты и переживания горя. И он уникальный, даже если похож. Лучше спросите горюющего о его переживаниях и послушайте о них.
• «У Бога на него свои планы», «Он/она теперь у Боженьки в раю». Если вы не священник, к которому пришел прихожанин, лучше придержите религиозные идеи. Часто, это вызывает лишь злость.
• «Подумай о тех, кто жив, ты им нужен». Отрубили палец? Подумай об оставшихся девяти. Им нужна твоя забота. Разумная мысль, никак не отменяющая боль утраты.
• «Хватит рыдать, пора жить дальше». Еще один бесполезный совет. Горевание по умершему потому и случается, что он был важной фигурой в жизни человека. Поэтому не надо предлагать отказываться от этой важности. Рыдания пройдут сами, когда рана заживет. Терпите.
• «Тебе надо…», «Ты должен…». Придержите свои наставления. Как правило, ничего кроме ссоры они не обещают. Тем более если человек переживает злость или апатию.
2.Предложите практическую помощь.
Как известно, болтать — не мешки воротить. А тем временем, горюющие люди часто испытывают стыд за свои сильные чувства, снижение функциональности, вину за то, что беспокоят людей. Из-за этого им трудно просить о помощи. Поэтому будьте внимательны: заметили, что у друга второй день нет еды в доме, сходите и купите. Знаете, что кладбище далеко, а машины нет — предложите отвезти, закрылся и не выходит из дома, найдите время побыть с ним. Простая бытовая поддержка даст почувствовать, что он не один.
Не надо пытать человека, что конкретно вы можете сделать, просто проявите некоторую смекалку и инициативу.
3. Что вас ждет в долгосрочной перспективе?
Процесс горевание не заканчивается с похоронами. Его продолжительность зависит от особенностей каждого. Будьте готовы к тому, что ваш друг/товарищ может переживать горе до нескольких лет.
Не забывайте справляться про него. Будьте на связи, проверяйте его периодически, поддерживайте если не делом, то хоть добрым словом. Это гораздо более важно, чем разовая поддержка с похоронами. В начале человек может быть в шоке и на этом возбуждении даже не чувствовать горя и нужды в чей то заботе.
Не давите на горюющего. «Ты такой сильный», «Пора идти дальше», «Кажется теперь все в порядке», старайтесь избегать интерпретаций чужого опыта и скрытых наставлений.
Уважайте ценность умершего в текущей жизни человека. Будьте готовы к тому, что ваш друг будет вспоминать умершего в разных ситуациях, фантазировать о том, чтобы тот посоветовал или сделал. Если Вас этот раздражает, найдите в себе силы придержать раздражение. Конечно, если отношения с другом действительно дороги, и вы уважаете его.
Помните про памятные даты. Они бередят рану утраты, особенно в первый год, когда горюющий проходит все праздники и годовщины без любимого человека. В такие дни поддержка особенно необходима.
4.Когда нужна помощь специалиста?
Процесс горевания — это депрессия, растерянность, чувство утраты связи с окружающими, и вообще «маленькое безумие». И это нормально. Но если все эти симптомы со временем не спадают, а наоборот усиливаются, тут есть вероятность, что нормальное горе переходит в осложненное. возникает риск развития клинической депрессии. Здесь уже мало помощи близких людей и даже психолога — нужна консультация психиатра. Это не делает человека сумасшедшим. Просто при клинической депрессии наш мозг начинает работать чуть по-иному, нарушается баланс химических веществ. Психиатр назначает препараты для выравнивания, а психолог может параллельно работать в русле разговорной психотерапии.
Как вы можете распознать. что человеку нужна помощь? Главное быть внимательным и делать поправку на собственную тревогу, потому что «у страха глаза велики». Как правило, это сочетание нескольких симптомов, устойчиво длящихся более 2 месяцев:
• Трудности повседневного существования и обслуживания себя,
• Сильная концентрация на теме смерти,
• Чрезвычайно яркое переживание горечи, злости и вины,
• Запущенность в уходе за собой,
• Регулярное употребление алкоголя и наркотиков,
• Невозможность получать какое-либо удовольствие от жизни,
• Галлюцинации
• Изоляция
• Постоянное переживание безнадежности
• Разговоры о смерти и самоубийстве.
Есть верный способ как сказать о ваших наблюдениях не пугая и навязываясь. Просто отметьте, что беспокойтесь за человека, так как видите, что он не спит или не ест уже несколько дней и, возможно, ему нужна помощь.
Ну а галлюцинации и попытка самоубийства — это верный признак того, что пора вызывать Скорую медицинскую помощь.
Особенности поддержки детей, переживающих утрату. 
Даже очень маленькие дети могут переживать боль утраты, но они еще ну умеют обходиться со своими чувствами и учатся у взрослых. И они нуждаются в поддержке, заботе и, главное, в честности. Поэтому не стоит избегать темы смерти, врать про «папа уехал» или «собаку отдали в хорошее место». Нужно много поддержки, дать понять, что чувства по поводу утраты — это нормально.
Отвечайте на вопросы ребенка честно и открыто: про смерть, про чувства, про похороны. Старайтесь, чтобы ваши ответы про смерть были простыми, конкретными и осмысленными. Дети, особенно маленькие, могут винить себя в том, что случилось, а правда может им понять, что их вины нет.
Важно помнит, что у детей другие способы выражать свои чувства: истории, игры, рисунки. Вы можете вникать в этот процесс и тогда поймете, как они справляются.
Что может помочь горюющему ребенку: 
• Позволить ребенку участвовать в процессе похорон, если он не против.
• Если в Вашей семье есть культурно-религиозные традиции, то поделитесь ими в вопросе про смерть.
• Подключайте кленов семьи, чтобы ребенок видел разные модели переживания утраты.
• Помогите ребенку найти символическое место умершего в своей жизни.
• Поддерживайте участие детей в повседневной деятельности.
• Обратите внимание на то, как проявляются детские переживания в играх, это хороший способ коммуникации с ними.
Что не надо делать: 
• Не заставляйте детей «правильно горевать», они сами найдут свой способ.
• Не врите детям о том, что «бабушка уснула», не говорите чепухи.
• Не говорите детям, что их слезы могут расстроить кого-то.
• Не пытайтесь защитить ребенка от переживаний утраты. Дети не идиоты, прекрасно считывают чувства родителей.
• Не прячьте своих слез от ребенка. Так вы дадите сигнал, что выражать свои чувства — это нормально
• Не превращайте ребенка в корзину для всех своих переживаний и возникающих проблем — для этого есть психолог, друзья и терапевтические группы.
Ну и конечно, нужно помнить, что человеческая жизнь и отношения больше любых схем и советов и нет какой-то правильной схемы, есть только принципы, которые могут корректироваться с учетом культурных особенностей.


Психологическая помощь при смерти.
При работе с горем и утратой консультанту важно иметь хотя бы общее представление о культурных особенностях переживания этого опыта у клиента. Потому что разные религии и культуры имеют свои взгляды на смерть, что оказывает дополнительное влияние на клиента. Но в данной статье, речь пойдет о клинических вариантах взгляда на горевание и понимание того как пережить смерть близкого человека.
«Стадии горевания» являются наиболее привычными понятиями для большинства психологов. Эту модель вывела американо-швейцарский психоаналитически-ориентированный психиатр Elisabeth Kübler-Ross, M.D. Согласно этой модели, человек переживши утрату, проходит через 5 этапов: отрицание, злость, торги, депрессию и принятие. Сама концепция проста и легко применима, как и любая ясная модель. При этом она порождает и ряд вопросов. Все ли проходят эти стадии и в такой последовательности? Можно ли говорить о стадии депрессии как о клиническом диагнозе (в том числе нейрологически)? Есть ли какие-то временные рамки?
С тех пор прошло много лет, ее модель подвергалась критике, предлагались другие способы оценки. Какие же еще взгляды на процесс скорби существуют на данный момент?
Клинический психолог из Колумбийского университета George A. Bonanno Phd, например, предположил, что нет никаких стадий, есть естественный процесс восстановления после разрыва. Он берет за основу понятие «психологической гибкости», утверждая, что отсутствия явно выраженного горя является нормой в противовес психоаналитической модели, которая патологизирует такой процесс, позиционируя его как «прерванная работа горя».
Альтернативный подход к стадиям горевания представлен концепцией фаз на основе теории привязанности (attachment theory) Parkes, Bowlby, Sanders, и другими. Parkes определил 4 фазы.
Фаза I — это период оцепенения, который наступает сразу после потери. Это оцепенение, свойственное всем выжившим, позволяет не обращать внимание на факт утраты хотя бы короткое время.
Далее, человек переходит в Фазу II — тоски. Тоски по утрате и невозможности воссоединения. В это же фазе часто происходит отрицание постоянства утраты. Злость играет в этой фазе важную роль.
В Фазе III, горюющий дезорганизован и впадает в отчаяние, начинает испытывать трудности функционирования в привычной среде.
И наконец, клиент входит в Фазу IV, начиная реорганизовывать свое поведение, реструктурировать личность для того, чтобы вернуться в нормальное состояние и вернуться к быту, строить планы на будущее (Parkes, 1972, 2001, 2006).
Bowlby (1980), чей интерес и работа частично пересекались с работой Parkes, рассматривал проживание горя как переход из одной фазы в другую по кругу, где каждый следующий проход переживается легче предыдущего. И также, как и со стадиями, явная граница между фазами является весьма редким явлением.
Sanders (1989, 1999) также использует идею фаз для описания процесса горевания и выделяет их 5: (1) шок, (2) осознание утраты, (3) консервация в отрицании, (4) исцеление, и (5) восстановление.
В работе специалиста знания о стадиях иногда вносят смуту в понимании своей работы с горюющим, которое заключается в нехитрой установке «провести клиента через стадии горевания». Однако у этой задачи есть одна большая проблема — стадии и фазы условны, модели разные и сначала надо ввести клиента теорию. А это не всегда нужно и даже возможно. Кроме того, работа с горем зависит от собственной способности консультанта выносить и отзываться на переживания утраты клиентов, иначе возникает искушение работать на интеллектуальном уровне, когда клиент понимает, что утрата произошла, но эмоционально еще не может это принять и пережить.
Альтернативой является рассмотрение процесса горевания как естественного биологического механизма адаптации к потере и восстановления после разрыва близких отношений, то есть привязанности. Теория привязанности изначально разрабатывалась как эволюционная поведенческая теория. И горевание — это неотъемлемый механизм привязанности, запускаемый при потери близкого. И, как и у любого биологического механизма, у него есть задачи, связанные с концепцией фаз Bowlby, описанных выше.
Задача I: Принять реальность утраты.
Когда умирает или уходит близкий человек, первичной задачей становиться принятие того, что воссоединение больше не возможно. С точки зрения контакта с реальностью, при смерти это сделать проще. При расставании сложнее, потому что вот он, объект привязанности. Первичная тревога утраты объекта связана с естественной биологической активацией поиска объекта привязанности. Часто родители, потерявшие детей, стараются скорее завести еще ребенка, потерявшие партнера скорее найти пару, собаку — быстрее завести еще животное. Такое замещение приносит облегчение, но может прерывать процесс горевания на долгие годы.
Другая реакция — это отрицание, которое Geoffrey Gorer (1965) назвал «мумификацией». Когда человек хранит память и живет как будто утраченный объект привязанности вот-вот появится. Вариантом прерывания горя может быть уход в отрицание реальной значимости объекта по типу «не так уж и близки мы были», «он не был таким уж хорошим для меня отцом/мужем и т/д». Еще одной защитой от реальности утрату может служить фрагментарное вытеснение. Например, когда ребенок, потерявший отца в достаточно сознательном возрасте 12 лет, оказывается неспособным через некоторое время вспомнить даже его лицо. Прохождению этой задачи часто помогает ритуал похорон. В терапии же, это может быть простое человеческое «расскажи про него/нее», поддержка переживаний (не усиление), исследование образа отношений. Все то, что помогает детально соприкоснуться с утраченной фигурой терапевту и клиенту, вернуться в реальность.
Задача 2: Переработка боли от утраты.
В современном обществе есть разные взгляды на то, как следует переживать утрату и с какой интенсивностью. Иногда не только окружение горюющего, но и консультант может быть сбит с толку низким (субъективно) уровнем интенсивности эмоционального вовлечения в процесс горевания, что иногда приводит к ошибочному выбору тактики «достучаться до чувств», «высвободить слезы». Однако, важно помнить, что сила переживания утраты объекта привязанности зависит и от стиля привязанности. Для людей с определенными стилями утрата действительно может быть менее травматична чем для других. При этом утрата сама по себе является сильным острым стрессом, который сопровождается, в том числе, и болезненными физическими переживаниями. Когда люди испытывают эмоциональную боль, активизируются те же зоны мозга, что и при ощущении физической боли: это the anterior insula (передняя островковая доля головного мозга) и the anterior cingulate cortex (передняя часть поясной извилины коры головного мозга). Понятно, что окружающим людям может быть невыносимо соприкасаться с чужой болью, отчего они стараются всячески приободрить человека, стыдить его «хватит, тебе жалко себя, на самом деле», «тебе надо развеется» и прочие бесполезные, но ловко останавливающие горе советы. Нормальной реакцией человека является попытка прекратить боль, отвлечь себя, отправиться в путешествие, погрузиться в работу в лучшем случае. В худшем начать использовать психоактивные препараты и алкоголь.
John Bowlby (1980) говорил про это, «Рано или поздно, тот, кто избегает всей полноты переживаний горя, ломается и впадает в депрессию» (p. 158). Сопровождению в этой задаче помогает эмпатическое присутствие и сопереживание консультанта, опять же его способность переживать неопределенность и контейнировать отрицательные аффекты. Не нужно делать ничего особенного ни если вы специалист, ни если близкий человек. Просто разделять боль с тем, кто через нее проходит.
Задача 3: Приспособиться к жизни без ушедшего или «Как же я буду жить без него/нее?».
Поскольку утрата меняет представление человека о себе-в-отношениях, в процессе проживания горя он сталкивается с тем, что приходится учиться по-другому переживать себя и устраивать свой быт. Неосложненное горе сопровождается изменениями на трех уровнях: внутренний — переживание самости (кто я теперь?), внешний (быт) и духовный (систему верований, ценностей и убеждений)
Внешнее приспособление — это поиск ответов на изменение обстановки, расстановка приоритетов, направление усилий: Как растить детей? Как зарабатывать на жизнь? Платить по счетам? Организовывать досуг? Нарушение приспособления здесь может встречается в попытке консервации привычного образа жизни. Снижении тестирования изменившейся реальности.
Parkes (1972) делает важный акцент на том, как много уровней затрагивает утрата: «Любая утрата очень редко означат буквально утрату того, кто ушел. Так потеря мужа, означает еще и потерю сексуального партнера, компаньона, ответственного за финансы, ответственного за воспитание детей и так далее, в зависимости от ролей, которые выполнял муж». (p. 7) Поэтому ревизия и пересмотр ролей, которые играл близкий человек — это важная часть терапии горевания. Другая часть работы приходится на поиск новых смыслов в повседневной деятельности.
Внутреннее приспособление — это работа на уровне переживания самости, Я-концепции. Здесь важно понимать, как смерть влияет на определение себя, самооценку и видение авторства собственной жизни. Уход от диадного видения «А чтобы сказал мой муж/жена?» к тому «Что же хочу Я?».
Духовное приспособление. Потеря в результате смерти может изменить привычное мировосприятие, жизненные ценности и убеждения, которые влияют на наши отношения в себе, с соседями, друзьями, коллегами. Janoff-Bulman (1992) выделил три базовых допущения, которые часто рушатся от смерти любимого человека: что мир благосклонное место, что в мире есть смысл, и что он или она чего-то стоят. Однако, не всякая смерть меняет наши базовые убеждения. Ожидаемая смерть пожилого человека, прожившего достойную жизнь, скорее укрепит наши ожидания и подчеркнет наши ценности, например, «он прожил наполненную жизнь, поэтому умер легко и без страха».
Задача IV: Найти способ начать новый этап в жизни, сохраняя адекватную связь с умершим.
В процессе горевания, вся эмоциональная энергия горюющего направлена на объект утраты. И на этой стадии происходит балансировка между переживанием про этот объект и вниманием к собственной жизни, восстановлением контакта со своими интересами. Часто можно встретить установку «пора забыть про него/нее и двигаться дальше», что является скорее вредным советом. Потому что умерший становиться внутренним объектом, частью Самости, а значит забывая про него, мы отказываемся от себя. Задача консультанта на этой стадии не забыть про отношения, пойти за обесцениванием или переключением на другие отношения, а помочь найти клиенту подходящее место умершему в их эмоциональной жизни, место в котором образ ушедшего будет эффективно включен в повседневную жизнь.
Marris (1974) иллюстрирует эту идею так: «В начале, вдова не могла отделить свои намерения и осознавания от фигуры ее мужа, который играл в них важную роль. Чтобы почувствовать себя живой, она поддерживала иллюзию сохранившихся отношений через символизм и иррациональные убеждения. Но с течением времени, она начала переформулировать свою жизнь с позиции принятия того факта, что муж умер. Она прошла постепенную трансформацию от разговора с ним «как если бы он сидел в кресле рядом» к размышлению о том, чтобы он сделал или сказал сиз позиции ее собственных интересов и будущего ее детей. Пока, наконец, она не присвоила свои собственные желания и перестала нуждаться в фигуре мужа для их проявления. (pp. 37–38)» Как мы видим из примера, наиболее подходящим выражением этого состояния может быть «не-жизнь в отношениях». Жизнь как будто остановилась в этой точке, и человеку кажется, что он никогда больше никого не полюбит. Однако, решение этой задачи приводит к осознанию, что в мире есть люди, которых можно любить, и это не лишает утраченного объекта любви, в свою очередь.

Категория: Заметки на полях... | Добавил: Матвеев (31.01.2016)
Просмотров: 4807 | Теги: потеря, утрата, близкий, смерть, горе, пережить смерть, переживание, пережить